Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Не жди!

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8B%D0%BD%D1%8F

Сюжет романа основан на мысли ожидания жизни. Главный герой, молодой офицер Джованни Дрого, отправляется на далёкий форпост, где старается доказать свою полезность. Он тратит свою карьеру, ожидая нападения со стороны татарских орд, которые, по слухам, живут за краем пустыни. Спустя время Дрого осознаёт, что потратил годы и десятилетия на бессмысленное ожидание, хотя в то же самое время его старые друзья в городе уже обзавелись семьями и детьми и жили полной жизнью. Он же не имеет ничего, кроме солидарности сослуживцев. Когда, наконец, начинается война с соседним королевством, постаревший Дрого заболевает, и новый комендант крепости увольняет его

О пользе карликов

"В те давно прошедшие времена принцы крови имели особое пристрастие к
карликам. Поэтому в бедных семьях считалось чуть ли не счастьем, когда у
них рождался уродец: по крайней мере можно рассчитывать на то, что в один
прекрасный день такого уродца охотно купит какой-нибудь знатный сеньор, а
то и сам король.

Ибо карлик - и никто в том даже усомниться не желал - некое
промежуточное существо, не то человек, не то комнатная собачонка.
Собачонка потому, что на него как на самого настоящего дрессированного пса
можно надеть ошейник, вырядить в нелепое одеяние, а при случае пхнуть его
ногой в зад; человек - коль скоро он наделен даром речи и за стол и
небольшое вознаграждение охотно согласен играть эту унизительную роль. Он
обязан по приказу господина балагурить, скакать на одной ножке, хныкать
или лепетать, как малое дитя, любой вздор, даже тогда, когда волосы убелит
седина. Он так мал, что хозяин чувствует себя особенно значительным и
большим. Его передают по наследству от отца к сыну вместе со всем прочим
добром. Он словно бы символизирует своей персоной "подданного", как
существо, самой природой предназначенное покоряться чужой воле и вроде бы
нарочно созданное, дабы свидетельствовать о том, что род людской делится
на разные колена, причем некоторые из них имеют неограниченную власть над
всеми прочими.


Однако в этом умалении были и свои преимущества: самому крохотному,
самому слабенькому, самому уродливому уготовано место среди тех, кто
привык сладко есть и щеголять в роскошных одеяниях. И равно этому убогому
созданию дозволено и даже вменяется в обязанность говорить в глаза своему
хозяину человеку высшей расы то, что не потерпел бы он ни от кого другого.

То, что каждый, даже искренне преданный человек, в мыслях своих
адресует порой тому, кто командует им, - все эти потаенные насмешки,
упреки, оскорбления карлик выпаливает вслух, как бы по доверенности от
всего клана униженных".

Тимофеева Т.Ю. «Мы жили обычной жизнью?» Семья в Берлине в 30–40-е гг. ХХ в. М., 2011.

Монография посвящена жизни берлинских семей среднего класса в 1933–1945 гг. Насколько семейная жизнь как «последняя крепость» испытала влияние национал-социализма, как нацистский режим стремился унифицировать и консолидировать общество, вторгнуться в самые приватные сферы человеческой жизни, почему современники считали свою жизнь «обычной», — на все эти вопросы автор дает ответы, основываясь прежде всего на первоисточниках: материалах берлинских архивов, воспоминаниях и интервью со старыми берлинцами. Книга снабжена вводной частью, где поставлен вопрос о предмете и методах истории повседневности как отрасли исторической науки, библиографией и приложением.




http://www.rosspen.su/ru/catalog/.view/good/978-5-8243-1574-5/limit/0.20.1..../