Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Историк на мирных переговорах

Репников А.В., Ланник Л.В.
Историк М.Н. Покровский о мирных переговорах в Брест-Литовске; Дневниковые записи М.Н. Покровского о переговорах в Брест-Литовске (Начало 1918 г.) // Россия и современный мир. 2021. № 3. С. 180–214.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ ПО ССЫЛКЕ
http://rossovmir.ru/article.php?id=836

pdf
http://rossovmir.ru/files/1131.pdf

***
Покровский М.Н..jpg

Как некоторые интерпретируют твои слова и тексты... Так и есть

"Предложения состоят из дров"

"- Дорогие интернатники, достаньте листалки в клеточку. И возьмите писалки.
Интернатники зашуршали.
- И напишите в листалках такое предложение:
ГРУЗОВИК ЕДЕТ.
Меховые школьники как по команде свесили языки направо и стали писать.
Люся ходила по рядам и смотрела в тетра... то есть в листалки.
Каких там только ошибок не было! И "грузАвик", и "кузовик". И было сказано, что он "едИт" и даже что он "йедёт".
Люся спросила:
- Из каких частей состоит это предложение? Пусть ответит ученик Биби-Моки.
Биби-Моки выбрался из-за парты, и стало видно, что он не ученик, а ученица. Потому что Биби-Моки была в ярко-зеленой короткой юбочке.
Она сказала застенчивым голосом:
- Из двух частей. Из действователя и действа.
- Правильно, - сказала Люся. Хотя она впервые в жизни слышала про действователь и действо. Она знала, что есть подлежащее и сказуемое. - А теперь мы расширим это предложение и запишем его так:
СИНИЙ ГРУЗОВИК ЕДЕТ С ДРОВАМИ ПО ДАЧНОМУ ПОСЕЛКУ.
Все ученики снова вытащили языки и заработали. И снова в тетрадях появились "КрузАвики", "пАселки" и даже возник какой-то загадочный "е-дед с дровами".
Отворилась дверь. Интернатники сделали стойку на лапах. Только зря, потому что вошла бригада, брошенная на чистку Мохнурки.
Мохнурка начальственно сказал:
- Блюм!
В этот раз он был чистый, но мокрый. Хоть развешивай его на канате сушить.
"Куда бы его пристроить?" - подумала Люся. На плане в Получальнике Мохнурки не было.
- Есть у вас свое место? - спросила Люся.
- Нет, - ответил крот. - Я сверхнормный.
"Мало того, что он норный, он еще и сверхнормный! - подумала Люся. - Не сажать же его в печку".
Девочка взяла стул и устроила Мохнурку рядом с Иглосски.
- Давайте я тоже буду учитель? - предложил он, подняв на Люсю черные очки. - Я буду ваш заместитель.
- Нет! - рассердилась Люся. - Ты не будешь учитель. Ты будешь отвечатель. Вот видишь, на доске написано предложение:
СИНИЙ ГРУЗОВИК ЕДЕТ С ДРОВАМИ ПО ДАЧНОМУ ПОСЕЛКУ.
- Из каких частей оно состоит? - Люся посмотрела на Мохнурку.
- Из... из... из вот каких. Из грузовика и поселка.
- И все?
- Нет не все. Еще из колес, из кузова, из кабины, из шофера, из дач, из много-много дров...
- Ты ничего не забыл? - ехидно спросила учительница.
- Он шины забыл! - закричал Бурундуковый Боря.
- Еще горин! - подпрыгнул на задней парте тушканчик.
- Какой такой "горин"?
- Который в моторе горит. Без него машина не уедет.
- Нет, дорогие интернатники, это мы с вами никуда не уедем, если так будем предложение разбирать на части. Как мы уже выяснили, в этом предложении есть действователь - "грузовик" и действо, то есть действие, - "едет". В моей людовецкой школе действователь называют подлежащим, а действование - сказуемым. А что можно сказать о слове "синий"? Какой это член предложения?
- Синий, - сказал Мохнурка.
"Сам ты синий!" - чуть-чуть не закричала Люся. Потому что с появлением этой темноты из печки жизнь в классе явно осложнилась.
- Это определение. Это слово определяет, какой грузовик. Описывает его. Рассказывает о нем. Характеризует его. Понятно? - спросила она у красавицы ласки с первой парты.
- Понятно, - ответила ласка.
- Значит, как называется этот член предложения?
- Характеризователь.
- Допустим... Есть еще характеризователи в предложении?
- Есть, - ответила ласка. - Слово "дачный".
- Правильно. А больше нет?
- Больше нет.
- Нет есть! - возразил Мохнурка.
- Да? - удивилась Люся. - Какие же?
- Там дрова березовые. Я сам видел.
- Что ты там видел, не имеет значения. Имеет значение то, что написано на доске. А на доске нет такого характеризователя - "березовые".
Потом Люся задумалась и спросила:
- Каких характеризователей еще нет на доске? Пусть, кто знает, скажет.
- А можно про дрова? - спросил Сева.
- Конечно, можно.
- Они невкусные.
- Почему?
- Потому что березовые. Если бы осиновые, были бы вкуснее.
- Я не пробовала ни осиновых, ни березовых, - сказала Люся. - Но я тебе верю. Еще что мы можем сказать о грузовике и о поселке? Вот вы скажите, - обратилась она к Биби-Моки. - Хотя бы про шофера. Что мы можем про него сказать?
- Что он холостой.
- Почему? - удивилась Люся.
- Потому что он дрова возит.
Люся так удивилась, что не знала, что и сказать.
- А что? Она права, - вмешался Цоки-Цокин пап. - У нас на дрова всегда молодежь бросают. И на уголь. И на снег. А солидные водители возят дорогие товары. Я, например, хендрики вожу.
Люся поняла, что она скоро запутается в хендриках, дровах и холостых грузовиках. Она сказала:
- Все. У нас хватит характеризователей. Теперь мы вставим их в предложение. Вот что получится:
СИНИЙ И СИЛЬНЫЙ ГРУЗОВИК С МОЛОДЫМ ХОЛОСТЫМ ШОФЕРОМ ЕДЕТ ПО ДАЧНОМУ ПОСЕЛКУ С БЕРЕЗОВЫМИ НЕВКУСНЫМИ ДРОВАМИ.
Прогудел начинальник.
В кабинете директора белочкин пап подошел к Люсе:
- Я просто восхищен вами. Вы так хорошо все объясняете. - Он повернулся к диру: - Оказывается, предложения состоят из дров. А солидные люди возят хендрики. ".

Привет из 1986 года.

Григорий Темкин "ДАРЫ ОТ ДАНОВ". "Искатель". 1986. № 1.

— Эти фальшивые дары не спутают нам карты, Дан Пим? — встревожился Ревизор Подготовки.

— Уверяю, что нисколько. Во-первых, Полувысокий, подделки не смогут конкурировать с оригиналом, — ответил Дан Пим. — Тем более что у них шапки — предмет продажи, а у нас — бесплатный дар. Во-вторых, этот, как говорят на Земле, «бум радужных шапок» нам на руку. Изучив психологию землян, я на него рассчитывал. Пусть сходят с ума по четырехгранникам, возносят пирамиду на пьедестал моды, убеждают себя, что нет ничего приятнее радужного цвета. Мы не станем заваливать их мир шапками — достаточно будет, чтобы хотя бы каждый десятый носил дар Даны На голове, а остальные тайно или явно мечтали о таком же. И когда такой момент наступит…

— И когда такой момент наконец наступит, — воодушевляясь, подхватил Ревизор Подготовки Дан Сим, — мы включим волну! И каждый десятый, сам того не заметив, сделается нашим верным помощником. И на Землю высадится первый штурмовой десант данов, и никому из землян не придет в голову оказывать сопротивление, все будут встречать нас как добрых, старинных долгожданных друзей…

Ден Сим приблизился к Дану Пиму и поощрительно толкнул своей четвертой гранью о первую плоскость Четвертьвысокого Психолога Подготовки. Взволнованный Дан Пим переливчато пожелтел от основания до вершины.

— Я буду ходатайствовать перед Высоким Даном Тимом о присвоении вам звания штурм-психолога 1-й высоты, — пообещал Дан Сим. — С помощью психологии решив то, что не под силу оружию, вы заслужили награду. Но скажите, как вам пришла идея о захвате через дары?

— Мне ее подсказали сами земляне, — польщенно сияя радужной кожей, ответил Дан Пим.

— То есть? У вас есть на Земле агенты?

— Нет, я просто воспользовался их собственным же, но хорошо забытым предостережением. Если бы я был склонен к мистике, я бы мог решить, что древние земляне предвидели наше вторжение и предупреждали о нем потомков.

— Что же это за предостережение? — нетерпеливо притопнул основанием своей пирамидки Дан Сим.

— Бойся данайцев, дары приносящих…".

https://litvek.com/book-read/96867-kniga-rey-duglas-bredberi-iskatel-1986-vyipusk-n-01-chitat-online?p=3

"Несостоявшийся юбилей: Почему СССР не отпраздновал своего 70-летия?"

На заседании комфракции X Всероссийского съезда Советов в декабре 1922 г.

Далее цит. по книге: Несостоявшийся юбилей: Почему СССР не отпраздновал своего 70-летия? М., 1992.

Председатель. Слово имеет тов. Бейдильдин [?]

Бейдильдин. ...Здесь, кажется, тов. туркестанец говорил о том, что нужно вообще покончить с этими республиками, с этой комедией. Я не помню точно, сказал ли он «с комедией», но приблизительно, кажется так. Я с тов. туркестанцем не могу согласиться и вряд ли вы все с этим согласитесь. Правда, наше государство — это лишь форма. Форма — это нечто внешнее, но в известную форму мы вливаем содержание, и наше содержание не может быть бесформенным. Условия момента, отсталость страны, особенно ее отдельных частей, диктуют нам такую форму существования отдельных республик. Нам исторический процесс продиктовал создание целого ряда республик, из которых некоторые даже сейчас еще совершенно независимы. Имею в виду народные советские республики в Азии. Нам пришлось проходить этим путем и не нужно горячиться и форсировать процесс. Нам нужно действовать осмотрительно для того, чтобы не нарушить наших основных принципов в глазах масс, идущих за нами. [...] Практически, перед нами стоит одна задача. В отдельных республиках мы скрутили шею сепаратистскому национализму. И объединяя наши республики, мы с этим сепаратистским шовинизмом мелкой буржуазии и маленьких народностей кончаем. С этого дня мы приступаем ко второй задаче и об этой задаче никто из т. т. не говорил. Мы начинаем крутить шею русскому великодержавному национализму. Эта сторона вопроса еще не задета, а между тем об этом нужно подумать. И наша партия после съезда должна этот вопрос провентилировать. Нужно понять, что интернационализм это не декоративная политика, а это практическое дело, которое нам приходится проводить в жизнь. [...]

Председатель. Товарищи, разрешите пробаллотировать предложение о закрытии прений. Кто за закрытие прений? Кто против закрытия прений? Прения закрыты. Заключительное слово имеет тов. Сталин.

Сталин. — Т. т., я думаю, что большинство ораторов, высказывавшихся здесь за и против проекта резолюции или по отдельным вопросам, касавшихся резолюции, я думаю, что большинство этих ораторов пребывают - просто в неведении. Они не знают, в чем дело, не знают и не могут знать, какая работа проделана по этому доводу в Цека. Я не мог на общем собрании, в присутствии беспартийных, сказать, какая работа проделана в комиссии Цека и когда она началась. Я аргументировал это под объединенческой кампанией. Здесь я могу сказать больше о той предварительной работе, которая велась. Более, чем месяца два тому назад, вопрос стал в Цека. Обсуждал Пленум и принял следующую резолюцию. Я это говорю только в порядке информации, вовсе не желая аргументировать от Цека, заставив, таким образом, т. т. замолчать, я просто информирую о том, что вопрос обсуждался первый раз 6-го октября на пленуме Цека; и второй раз, более решительно, на след[ующем] Пленуме Цека. Первая директива Цека, которая питалась источниками, представляемыми в распоряжение Цека отдельными республиками, гласит след[ующее]: «Признать необходимым заключение договора между республиками Украиной, Белоруссией (читает)».

Это первая директива Цека. Там же, по принятии этой директивы, была создана комиссия из представителей Цека и представителей республик, которые должны были практически разработать это дело и помочь нашим т. т. в республиках организовать дело прохождения этого решения. Комиссия работала и она дала более конкретное разъяснение на запросы т. т., полученные с мест. Я мог бы прочесть эту директиву, она более полная, говорит о правах ЦИКа Союза, о правах Совнаркома в бюджете в составе договаривающихся республик. Затем в формах наиболее конкретного объединения, о том, что объединение формально должно состояться на I съезде Союза Республик, спустя некоторое время по окончании нашего съезда. Так что, т. т., я должен еще раз заявить, что работа велась и работа проделана огромная. Второй Пленум Цека, один за другим, подтвердили основные директивы и проект резолюции, предложенный сегодня, это сгусток, основное положение директив Цека. Так обстоит дело с точки зрения подготовки вопроса. Я говорю это, во-первых, потому что некоторые т. т. думают, что этот вопрос свалился с неба я посылают в президиум записки, что считать вопрос неподготовленным, отложить и проч., все это недоразумение.

56573.jpg

реакция
http://rigort.livejournal.com/1279253.html

http://nktv1tl.livejournal.com/3545182.html

"Боюсь, что дружба с женщиной непременно должна перейти в более зверское чувство.

Я этого допускать не смею. Ведь тогда все мои планы, вся жизнь должна будет очень и очень сузиться. Я тогда сделаюсь невольником этого чувства и всех его последствий. Сдержать же себя тогда, когда уже данное чувство народиться, будет уже слишком поздно. Петля уже так затянется, что сил моих не хватит порвать ее".
Из дневника Феликса Дзержинского. Cело Кайгородское Вятской губернии, 1 декабря 1898 г.
ИСТОЧНИК: "Я вас люблю...": Письма Феликса Дзержинского Маргарите Николаевой. М., 2007. С. 58.


Из письма М.Ф. Николаевой. Село Кайгородское. 26 апреля 1899 г.
"Не писал так долго, потому что и денег не имел, и не мог понять, что со мной...
...Ты видишь во мне фанатика, а между тем я просто жалкий мальчуган. Да нельзя ни за что, чтобы ты на все время приехала ко мне. Я могу совсем разбить твою жизнь и тем разобью окончательно и свою собственно. Венчаться тоже, по-моему, надо будет избегать всеми силами. Ведь мы никогда не должны быть мужем и женой, зачем же связывать себя, ограничивать свою свободу и самому сознательно усиливать искушение и тем ослаблять свои уже надорванные силы. Я ведь сам первый предложил о венчании. Но теперь, когда чувствую себя так слабым и бессильным, мысль эта меня пугает".
ИСТОЧНИК: Там же. С. 208-209.

"День", 1991 год, № 16, август (окончание)

А.П. В каких же направлениях развивалось и развивается воздействие на страну, сталкивающее нас на обочину? Я не верю в гармонию мира. Картина сегодняшнего мира - это иерархия сильных и слабых. Сильные увеличивают свой отрыв от слабых, держат их на удалении, управляют ими, отнимают у них ресурсы, интеллект, самостоятельную историю, а если те не согласны, то бомбят их. Мир, в котором нам предстоит развиваться, есть мучительный, противоречивый мир, чьи противоречия и конфликты тщательно скрываются от общества. Создается иллюзия, за которую мы расплачиваемся самым дорогим свободой и суверенностью. Как воздействует на нас наш соперник?

Л.Ш. До гармонии в мире еще далековато хотя бы потому, что мир не ограничивается двумя-тремя десятками государств, интенсивно ищущих взаимопонимания. Его противоречия и конфликты можно скрыть лишь от тех, кто сознательно не хочет их видеть.
Думаю, что самое тяжелое воздействие на страну оказало наше участие в гонке вооружений. Мы были втянуты в нее. Гитлеровское вторжение подтвердило реальность исторических опасений, показало шаткость расчетов на политические маневры в вооруженном мире. С чем же мы столкнулись сразу после войны? С объявлением холодной войны и началом лихорадочной подготовки к новому раунду войны настоящей. Не мы начали эту подготовку. Не Советский Союз создал и испытал на людях первую атомную бомбу. Нашу страну окружили плотным кольцом военных баз, флотов, военных блоков. Шла реальная смертельно опасная подготовка к уничтожению нашей страны. Можно ли было реагировать на это лишь призывами к сокращению вооружений, упованиями на общечеловеческие ценности, на движение сторонников мира? Страна была вынуждена отвечать на угрозу единственно возможным способом - готовиться к ее отражению.
Эскалация военных приготовлений наносит ущерб экономике любой страны, не исключая США. Для нас же она становилась разорительной, и Запад это быстро понял. Была сформулирована стратегия конкуренции, рассчитанная на то, чтобы втягивать советскую сторону в расходы на малоэффективных направлениях, изматывать нашу неуклюжую экономическую систему.
Второе направление воздействия - пропаганда, психологический компонент холодной войны. Десятки лет круглосуточно на всех основных языках Советского Союза десятки радиостанций наносили и наносят удары по нашим уязвимым местам, которых, к сожалению, у нас не мало. Нынешней вспышкой межнациональной розни, например, мы во многом обязаны радио "Свобода" и стоящему за ним Центральному разведывательному управлению США.
Что мы противопоставляли пропагандистскому напору, в котором сливаются огромный опыт рекламы, западной социальной и психологической науки, интеллект политиков, экономистов, публицистов, культура тонкой обработки умов? Суконную, неумелую, казенную политучебу! Западная пропаганда выиграла потому, что на нее не жалели ни интеллекта, ни денег. Наша же система исчерпывала возможности и основания для самозащиты, а следовательно, и для защиты государства.
Третье направление - экономическое. Нас отсекали от мирового научно-технического прогресса, сознательно обрекая СССР на разорительную автаркию в тех областях, где западный мир совместными усилиями двигался вперед. Делалось все, чтобы законсервировать нашу страну в качестве энергетически сырьевого придатка Запада, потребителя устаревших технологий, экологически вредных производств. Неудивительно, что мы отстали от Запада. Удивительно то, что в самых невыгодных условиях, которые не выдержала бы никакая другая держава мира, отечественные ученые, конструкторы, инженеры, организаторы производства могли создать и поддерживать научно-промышленный потенциал страны.
И самое действенное, самое коварное направление воздействия - это создание лобби: прослойки людей, рассматривающих интересы своей страны с позиций другого государства, другой культуры
. Я не имею в виду только тех, кого на профессиональном языке и мы, и американцы называем "агентами влияния", хотя именно с их помощью плетется осязаемая сеть лоббизма. "Агент влияния" - эта категория столь же стара, как сама политика. Талейран, например, получал вознаграждение от Александра I и имел псевдоним Анна Ивановна.
Сейчас практикуются выплаты высоких гонораров за не очень примечательные книги, оплата за лекции и публичные выступления, бесплатные поездки за рубеж и т. п. Такие люди появляются и исчезают, но лобби создаются медленно, от поколения к поколению, "намываются", как дамбы. Можно припомнить роль прогерманского лобби при дворе последнего царя, когда Россия воевала с Германией, - шпионаж, предательство, политическое давление. У практичных людей - американцев - законом установлено, что американский гражданин может представлять интересы иностранного государства, зарегистрировавшись в этом качестве. Главная же преграда на пути безудержного лоббизма помимо закона - патриотическое общественное мнение. Нет страшнее обвинения для политического деятеля, чем то, что в чем-то он поставил интересы чужой страны выше интересов собственного народа. Здесь ни честная ошибка, ни давление обстоятельств не будут восприняты как оправдание даже при полном бескорыстии провинившегося. К сожалению, у нас грани допустимого оказались размытыми, нашему больному обществу грозит опасность впасть в идеологическую, культурную, экономическую зависимость от иностранцев.

А.П. Ну что ж, Леонид Владимирович, сначала вы сказали, что отрицаете наличие "организационного оружия", а потом произнесли все это. Теперь позвольте задать вопрос, что называется, в лоб. Рушится государство, то самое, для сохранения которого был создан ваш комитет. Что делает комитет для спасения государства?

Л.Ш. Иными словами, куда смотрит КГБ? КГБ смотрит туда, куда ему предписывают Конституция и недавно принятый Закон об органах государственной безопасности в СССР, выполняет свои обязанности на основе закона и в рамках закона.
Не могу не отметить вашего стремления не только заглянуть мне в душу, но и выставить ее на публичное обозрение. Профессиональная сущность бунтует против этого, и тем не менее откроюсь. Я ощущаю нашу ситуацию как глубоко трагичную. В мирное время в нашем государстве идет война, гибнут под пулями и от взрывов наши мирные сограждане, сотни тысяч беженцев ищут пристанища и не находят его. В мирное врем" страна переходит на карточную систему, оставшуюся с военных лет в памяти (как верилось, что она будет существовать только в воспоминаниях!). В духовной жизни, в человеческих отношениях хозяином становится рубль, хозяином рубля - доллар, мораль рынка общечеловеческой ценностью, покаяние - индульгенцией на новые грехи.
Нужно ли продолжать этот печальный перечень? В очередной раз утешаться мыслью о временности переживаемых трудностей, о светлом будущем, которое ожидает нас за очередным историческим углом? Или надеяться на какую-то волшебную силу, которая единым махом разрешит все противоречия?
Вера во всемогущество комитета, в то, что сложные проблемы нашего общества и государства могут быть решены энергичным вмешательством специальной службы, уходит своими истоками, на мой взгляд, в туманную область мифотворчества. Страна может быть выведена из кризиса только усилиями всех патриотических, подлинно демократических сил, только на путях коренного обновления общественных отношений, только при наличии твердой воли к сохранению независимого, единого государства, великого не своими размерами, а творческим духом его граждан, наукой, промышленностью, человеческой справедливостью. Упованием на то, что это неизбежно произойдет, работой во имя этого мы и живем.

А.П. А как вы стали разведчиком? Как люди становятся разведчиками?

Л.Ш. Случайно становятся. Я - москвич, жил в Марьиной роще!..

А.П. Да мы с вами были соседи! Я жил на Тихвинской улице. В Марьинском мосторге мне мама покупала игрушки.

Л.Ш. Значит, могли встречаться, даже драться в детстве могли.

А.П. Помню Марьину рощу тех лет. Деревянные двухэтажные дома, подворотни, гармошки, авоськи в форточках, и во всех окнах одинаковые оранжевые матерчатые абажуры.

Л.Ш. Вот в таком доме я и жил. Поступил в Институт востоковедения, затем был переведен в МГИМО. Поработал в гражданском учреждении, познакомился с сотрудниками комитета. Они мне очень понравились, и я без раздумий принял предложение сменить место работы и стать оперуполномоченным ПГУ в звании младшего лейтенанта. Вот и вся история.

А.П. Я много путешествовал, теперь меньше, конечно. Под старость, видимо, совсем перестану. И буду вспоминать о своих путешествиях. Знаю, что буду вспоминать. Как пахнет воздух Африки, влажный, горячий, с едкой пыльцой цветов, с запахом тления. Или как летели зеленые огромные бабочки над побережьем океана, а сандинисты у береговых орудий, ожидавшие десант американской морской пехоты, хотели схватить пролетающую бабочку. Буду вспоминать жидкую, как шоколад, Лимпопо или латунно-желтый Меконг. Буду вспоминать великие сибирские реки, впадающие в ледовитые моря, или волжские города, прекраснее которых нет на земле. А что будете вспоминать вы? Что вспоминает под старость разведчик?

Л.Ш. Ответ даст не очень отдаленное будущее. Надеюсь, что время не будет ко мне слишком жестоким и оставит в памяти ощущение окрыленности от удачно сделанного дела - такое бывало. А колющие воспоминания о промахах, собственной глупости (такое тоже бывало) смягчатся или совсем покинут меня. Если почитать мемуарную литературу, то так оно, видимо, со всеми и бывает.

А.П. Что ж, Леонид Владимирович, расстанемся на этом. Каждый по-своему станет служить государству.