Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Историк на мирных переговорах

Репников А.В., Ланник Л.В.
Историк М.Н. Покровский о мирных переговорах в Брест-Литовске; Дневниковые записи М.Н. Покровского о переговорах в Брест-Литовске (Начало 1918 г.) // Россия и современный мир. 2021. № 3. С. 180–214.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ ПО ССЫЛКЕ
http://rossovmir.ru/article.php?id=836

pdf
http://rossovmir.ru/files/1131.pdf

***
Покровский М.Н..jpg

"Мы живем в душевнобольном мире, где у власти – безумцы. Сколько лет это продолжается?

Сколько лет мы сопротивляемся? И главное – сколько нас, понимающих? Не таких, как Лотце? Может быть, если ты знаешь о своем безумии, ты не сумасшедший? Или начинаешь выздоравливать? Пробуждаться? Наверное, нас очень мало. Мы – одиночки, разбросанные по свету. Но массы… что думают они? Сотни тысяч жителей этого города? Может быть, они считают, что живут в правильном мире? Или все-таки сомневаются, хотя бы самую малость?.. Но что значит – безумие? Какой смысл я вкладываю в это слово? Где граница?.. Безумие в их природе. В умственной ограниченности. В незнании тех, кто их окружает, в равнодушии, с которым они несут гибель другим. Нет, не то. Я чувствую. Интуитивно. Целенаправленная жестокость… Нет. Боже, помоги, в одиночку мне не докопаться до сути! Пренебрежение истиной? Да. Но не только это. Безумие в замыслах. Да, в замыслах! Покорение планет. Такое же бессмысленное и жестокое, как покорение Африки, а еще раньше – Европы и Азии.

Они мыслят космическими категориями и никак иначе. Слова человек, ребенок – пустой звук. Только абстракции; раса, страна, Volk, Land, Blut, Ehre. Нет честных личностей, есть только сама Ehre – честь. Абстракция для них реальное, действительность – невидима. Die Gute, доброта, а не добрые люди, добрый человек. Для них не существует «здесь» и «сейчас» – их глаза устремлены сквозь пространство и время, в лежащую впереди бездну. И это – конец мира. Потому что мало-помалу они изведут все живое. Были ведь когда-то частицы космической пыли, раскаленные ядра водорода – и ничего больше. Теперь все вернется на круги своя. «Сейчас» – это миг между началом и концом, ein Augenblick.

Процесс распада ускоряется, жизнь возвращается к граниту и метану. Жернова не остановить. А они, эти безумцы, спешат обратить нас в камень и пыль. Хотят помочь Natur. Я знаю почему, – подумал Бэйнс. – Им хочется быть не жертвами, а движущей силой природы. Они приравнивают свое могущество к божьему, считают себя подобными Богу. Вот она, суть безумия. Все они одержимы одной идеей. У каждого настолько возросло самомнение, что ему и в голову не придет считать себя иначе как божеством. Это не гордыня и не высокомерие – это раздувание собственного «я» до такой степени, когда исчезает разница между поклоняющимся и предметом поклонения. Не человек съеден Богом, а Бог съеден человеком. Чего они не могут уразуметь, так это своей ничтожности. Но что в этом плохого? Разве так – не лучше? Кого боги отмечают, того призывают к себе. Будь незаметен – и минует тебя злоба сильных мира сего»".

ФИЛИП К. ДИК "ЧЕЛОВЕК В ВЫСОКОМ ЗАМКЕ".

ГОТТЕНТОТСКАЯ КОСМОГОНИЯ

Человеку грешно гордиться,
Человека ничтожна сила,
Над землею когда-то птица
Человека сильней царила.

По утрам выходила рано
К берегам крутым океана
И глотала целые скалы,
Острова целиком глотала.

А священными вечерами,
Над багряными облаками
Поднимая голову, пела,
Пела Богу про Божье дело.

А ногами чертила знаки,
Т е, что знают в подземном мраке,
Всё, что будет, и всё, что было,
На песке ногами чертила.

И была она так прекрасна,
Так чертила, пела согласно,
Что решила с Богом сравниться
Неразумная эта птица.

Бог, который весь мир расчислил.
Угадал ее злые мысли
И обрек ее на несчастье,
Разорвал ее на две части.

И из верхней части, что пела,
Пела Богу про Божье дело,
Родились на свет готтентоты
И поют, поют без заботы.

А из нижней, чертившей знаки,
Т е, что знают в подземном мраке,
Появились на свет бушмены,
Украшают знаками стены.

А те перья, что улетели
Далеко в океан, доселе
К нам плывут, как белые люди,
И когда их довольно будет,

Вновь срастутся былые части
И опять изведают счастье,
В белых перьях большая птица
На своей земле воцарится.

"Они не могли не вернуться".

"А далеко-далеко, в глубоком космосе медленно шла по своей орбите фиолетовая планета предэйторов. Там знали, что на Земле — очень увлекательная Охота.

Они не могли не вернуться".

https://e-libra.ru/read/188406-xishhnik-i.html

История с фотографией

photo-8119.jpg
"...Я вспоминаю, как в апреле 1961 года снимал встречу в Москве первого космонавта. Тогда шеф мой, Николай Васильевич Кузовкин, главный редактор фотохроники ТАСС, стремился к тому, чтобы наши снимки уходили в эфир раньше американских. После отъезда кортежа машин с Хрущевым и Гагариным с аэродрома, пока я спускался, прямо перед аэровокзалом сел вертолет, который перенес меня на аэровокзал на Ленинградском шоссе, там ждала тассовская машина, и я успел снять встречу на Красной площади…"
***
" Здесь есть одна фотография, известная всем, - лицо рапортующего Гагарина. На снимке, который вы нам дали, нижний край кадра опущен, и на нем виден затылок Хрущева…
- Это многострадальный снимок! Сначала его обрезали, мотивируя тем, что главу государства нельзя снимать сзади. Но вскоре и лицо бывшего генерального секретаря надолго исчезло со страниц наших изданий".

ИСТОЧНИК http://www.gende-rote.com/eng/articles/interv1/

кадр из хроники http://тв-центр.рф/news/show/id/33581/photo_id/86326/slider_photo/86326#sl

"Играй, пока играется!"



Ондатр долго глядел на него, сморщив нос, и вдруг сказал:
- Хвостатая звезда - это не что иное, как комета. Пылающая комета с огненным хвостом, которая несется в черной пустоте мирового пространства!
- Прямо на нас? - шепотом спросил Муми-тролль, и его глаза потемнели от страха.
- Понятия не имею,- ответил Ондатр и снова улегся в гамак.- Быть может, мы все превратимся в отбивные, быть может, нет. В конце концов, это несущественно, поскольку все тлен и суета. А теперь я хочу поспать. Беги играй, малыш. Играй, пока играется!
Муми-тролль поглядел на небо. Оно было серое, спокойное, будничное. Но теперь-то он знает... Да, теперь он знает, что где-то там, за облаками, несется зловредная комета, она все ближе и ближе к долине Муми. Ему мерещился ее длинный красный хвост, с шипением проносящийся между испуганными звездами, чудился запах горелой ткани. (Муми-тролль считал, что небо обтянуто голубым бархатом.)
- Дяденька,- сказал он.- Дяденька.
- Ну, что еще? - отозвался Ондатр из-под одеяла.
- Простите, пожалуйста, а когда она появится? - спросил Муми-тролль.
- Спроси у профессоров,- без всякого интереса ответил Ондатр.- У профессоров Обсерватории в Одиноких Горах. А теперь я сплю!
И Муми-тролль медленно побрел восвояси.
- Ну что он сказал? - спросил Снифф, который ожидал его за углом веранды,- Существует Тайное общество?
- Нет,- сказал Муми-тролль.
- И никаких небесных чудищ тоже нет? - боязливо осведомился Снифф.- Ни Скорпионов, ни Медведиц?
- Нет, нет,- сказал Муми-тролль.- Беги играй, малыш. Играй, пока играется!