?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] .

полковник.jpg

Мне всегда импонировали люди, которые в своей жизни говорили гораздо меньше, чем они знали и делали гораздо больше, чем они говорили.

Кратко

ВСЕ ЗАПИСИ krasnaia_gotika:
2008 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2008/
2009 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2009/
2010 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2010/
2011 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2011/
2012 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2012/

2013 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2013/
2014 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2014/
2015 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2015/
2016 год http://krasnaia-gotika.livejournal.com/2016/
2017 год https://krasnaia-gotika.livejournal.com/2017/
2018 год https://krasnaia-gotika.livejournal.com/2018/



ВСЕ МЕТКИ http://krasnaia-gotika.livejournal.com/tag/


ЖЖ - записная книжка, не более того. Все что в нем есть (в т.ч. и под замком) когда-то было (будет) сказано (написано) "для всех".

RIP

Николай Лисовой.

https://news.mail.ru/incident/35911866/?frommail=1

В Рождественскую ночь на 73-м году жизни умер писатель и учёный Николай Николаевич Лисовой. Поэт, философ и историк Церкви, автор многих телевизионных фильмов, заместитель председателя Императорского Православного Палестинского Общества, член Союза писателей России, один из авторов "Православной энциклопедии"

Еще один из тех, кто хорошо знал В.В. Шульгина.
Лисовой и Шульгин.jpg
Меня убить хотели эти суки,
Но я принес с рабочего двора
Два новых навостренных топора.
По всем законам лагерной науки.

Пришел, врубил и сел на дровосек;
Сижу, гляжу на них веселым волком:
"Ну что, прошу! Хоть прямо, хоть проселком...".
- Домбровский, - говорят, - ты ж умный человек,
Ты здесь один, а нас тут... Посмотри же!
- Не слышу, - говорю, - пожалуйста, поближе! -
Не принимают, сволочи, игры.
Стоят поодаль, финками сверкая,
И знают: это смерть сидит в дверях сарая:
Высокая, безмолвная, худая,
Сидит и молча держит топоры!
Как вдруг отходит от толпы Чеграш,
Идет и колыхается от злобы.
- "Так не отдашь топор мне" - "Не отдашь?!" -
"Ну сам возьму!" - "Возьми!" - "Возьму!.." -
"Попробуй!"
Он в ноги мне кидается, и тут
Мгновенно перескакивая через,
Я топором валю скуластый череп
И - поминайте как его зовут!
Его столкнул, на дровосек сел снова:
"Один дошел, теперь прошу второго!"

И вот таким я возвратился в мир,
Который так причудливо раскрашен.
Гляжу на вас, на тонких женщин ваших,
На гениев в трактире, на трактир,
На молчаливое седое зло,
На мелкое добро грошовой сути,
На то, как пьют, как заседают, крутят,
И думаю: как мне не повезло!

АМНИСТИЯ
(Апокриф)

Даже в пекле надежда заводится,
Если в адские вхожа края
Матерь Божия, Богородица,
Непорочная Дева моя,
Она ходит по кругу проклятому,
Вся надламываясь от тягот,
И без выборов каждому пятому
Ручку маленькую подает.
А под сводами черными, низкими,
Где земная кончается тварь,
Потрясает пудовыми списками
Ошарашенный секретарь.
И кричит он, трясясь от бессилия,
Поднимая ладони свои:
- Прочитайте вы, Дева, фамилии,
посмотрите хотя бы статьи!
Вы увидите, сколько уводится
Неугодного Небу зверья, -
Вы не правы, моя Богородица,
Непорочная Дева моя!
Но идут, но идут сутки целые
В распахнувшиеся ворота
Закопченные, обгорелые,
Не прощающие ни черта!
Через небо глухое и старое,
Через пальмовые сады
Пробегают, как волки поджарые,
Их расстроенные ряды.
И глядят серафимы печальные,
Золотые прищурив глаза,
Как открыты им двери хрустальные
В трансцендентные небеса;
Как, крича, напирая и гикая,
До волос в планетарной пыли,
Исчезает в них скорбью великая
Умудренная сволочь земли.
И, глядя, как кричит, как колотится
Оголтевшее это зверье,
Я кричу:
- Ты права, Богородица!
Да святится имя твое!

Юрий Домбровский

Судьба учителя

Рассказ "Последний урок"

31 декабря

Снег валил весь день. К вечеру низкорослый старичок-городишко завернулся в белый тулуп. Только свечи церквей да бронзовых колоколен поднимались посреди оснеженных кварталов двухэтажных домов. Ликовала ребятня, выкатывая по свежачку огромные белые колобки для толстых снежных баб. Серебряной паутиной гирлянд замерцала гигантская ёлка перед городской управой. Подножие её ребятишки устелили золотой мандариновой кожурой, и в морозном воздухе кружился мандариновый запах Нового года.

Причудливо переливались разноцветные нити иллюминации, пестрели рекламы, наперебой зазывая людей в магазины. Горожане шагали торопливо, перегоняя друг друга. С пустыми руками никто не шёл. Кто нёс ёлку, кто — сосновую лапу. Но таких уже было мало. Большинство тащили пёстрые переполненные пакеты с продуктами, из которых нет-нет да и выглядывала улыбающаяся бутылка шампанского, укутанная золочёной фольгой, словно головастая матрёшка.

Не радовался этой предновогодней суете только старый бомж — Василий Сыч. Не успел он приготовиться к зиме... Выцветшие, обвисшие спортивные штаны продувало насквозь, стоптанные ботинки плохо держали тепло, подобранный на помойке худой военный плащ не грел.

http://kolomna-biblio.narod.ru/TEXT/M/vm1.htm

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner